В полтора месяца в сад, а в два года — за парту: как живут сады и школы в Мексике - CОнариум

Интересные факты

В полтора месяца в сад, а в два года — за парту: как живут сады и школы в Мексике

15 декабря 2021 года

В представлении многих Мексика — это страна кактусов и начос, ярких пончо и веселых праздников. А как там устроены детские сады и школы? О строгой дисциплине в школе и попустительстве местных родителей рассказывает Диана Беспалова — мать троих детей, которая уже 16 лет живет в Мехико.

О Мексике многие из нас знают по латиноамериканским сериалам, которые запоем смотрели наши бабушки и мамы еще лет тридцать назад. Самое интересное, что почти все в них оказалось правдой. И за тридцать прошедших лет ситуация с жизнью и бытом тут особенно не изменилась. Здесь по-прежнему царит культура мужчин-мачо. Плюс есть отчетливое социальное расслоение: семьи в большинстве своем либо очень богатые, либо очень бедные.

В состоятельных семьях мужчины по-прежнему содержат жен, чья главная обязанность — радовать мужа. И обеспечивают детей, общение с которыми заключается в покупке нового телефона. А еще в таких семьях есть целый штат прислуги (да-да, горничные, повара, личный шофер — все как в кино). Для таких мексиканцев отправить ребенка в государственный детский сад или школу просто постыдно. Что на это скажут соседи и друзья?

Людям, которые живут скромно, напротив, приходится работать дни напролет, чтобы прокормить свою семью. И их дети почти что живут в детских садах, а потом в школах.

В сад с пеленок и никакого грудного вскармливания

В Мексике нет оплачиваемого декретного отпуска. Все, на что могут рассчитывать будущие мамы — месяц больничного. Именно столько времени отводится здесь на роды и послеродовое восстановление. Потому мексиканки стараются работать до упора, чтобы потом хотя бы на неделю подольше остаться с младенцем.

Когда больничный заканчивается, они возвращаются на работу. А ребенка, которому только исполнилось 40 дней, отправляют в сад. Женщины страдают оттого, что у них нет возможности быть с ребенком, ухаживать за ним, но изменить ничего не могут. Жить ведь на что-то надо, а государственные сады бесплатные.

Младенцы там лежат в кроватках, и с группой из 20–30 новорожденных работают 1 воспитатель и 1 нянечка.

В сумке, которую собирают для дошкольного учреждения, должны лежать подгузники, влажные салфетки, три смены одежды и детская смесь. В саду детей кормят по режиму: каждые три часа. И никто не будет держать ребенка столбиком, чтобы он отрыгнул лишний воздух. Если же у младенцев начинаются колики, их просто начинают пичкать препаратами от них.

Плачут ли дети? Качают ли их на руках, успокаивают ли? Мамы этого не знают. Но женщины хотят, чтобы их детям уделяли чуть больше времени, чем другим. А потому подкупают воспитателей небольшими подарками.

В сад тут можно попасть как по месту жительства, так и по месту работы. Некоторые международные компании заключают договоры с садиками, и в таком случае условия для детей могут быть чуть лучше. У мам, например, может быть возможность следить за детьми с помощью камер видеонаблюдения. И если они видят, что с ребенка, например, упало одеяло во время сна, то звонят в детский сад и воспитатели идут, укрывают малыша.

В два года — за парту

В 1,5–2 года в детских садах детей прибавляется. Кто-то устает от детей отправляет их в сад, у кого-то меняется финансовая ситуация, и они вынуждены выйти на работу. И количество человек в группах в госсаду может насчитывать 40–50 детей, а в частных — 20–30. Справляются с такой оравой совсем маленьких детей воспитатели только с помощью жесткой дисциплины и армейской муштры.

Сады в Мексике открываются в 06:30 утра, детей приводят туда до 08:30 максимум. Сменку или запасную одежду здесь не требуют: на улице обычно жара, лишние вещи ни к чему. А вот ланч-боксы с перекусом обязательны: питание в детских садах не предусмотрено. Можно дать ребенку с собой деньги — 50 сентаво, но это только для государственных садов, и тогда он сможет купить себе небольшой пакетик молока, печенье и фрукт. В частных садах и школах такой же продуктовый набор обойдется уже в 50 песо.

В садах по большей части нет отдельных помещений для игр и стеллажей с игрушками.

Двухлетние, а то и полуторагодовалые дети садятся за парты — и проводят за ними весь день. Меняется только вид деятельности: дети лепят, рисуют, калякают в тетрадях, рассматривают книжки. Воспитатели поют с ними песенки.

В 10:30 делают получасовой перерыв на ланч — и снова за парты. Если дети устают, им могут предложить пособирать конструктор или мозаику. Но делать это можно опять-таки за партой. Возможности сесть на пол, подвигаться или лечь тут нет. И никаких сюжетно-ролевых и свободных игр — все строго!

Нет здесь и прогулок, занятий музыкой, привычных для нас зарядок. Только физкультура — дважды в неделю (в эти дни нужно прийти в сад уже в спортивной форме и обуви, если этого не сделать, переодеться ребенку никто не поможет).

Личных предметов гигиены — полотенец, расчесок — здесь тоже нет. Помыв руки, дети вытирают их об одежду, а мыло родители покупают сами.

Работают сады до 13:30–14:30, без тихого часа. После этого детей забирают мамы, бабушки с дедушками или няни. Семьи, которые могут позволить себе оплатить дополнительные занятия, к вечеру отправляют ребенка в кружки — на балет, рисование и так далее. Но нужно учесть: стоят такие занятия дорого, при этом их качество может быть достаточно низким. Порой лучше вовсе не рисковать: отведешь ребенка на балет по французской методике, а заберешь оттуда с порванными связками — так детей тут сажают на шпагат.

Школа: одна тетрадь на два предмета, и никакой домашки

С 3 лет в Мексике начинается образовательная ступень, сравнимая с американской preschool. Но по сути это все тот же сад. В него агитируют ходить всех детей, даже если у близких есть возможность сидеть с ними. Если ребенок туда не ходит, сердобольные соседи или друзья могут сообщить об этом в социальные службы. Что за это будет никто точно не знает, но проверять на своем опыте желания нет.

К 6 годам дети умеют считать до четырех, к 7 — читают по слогам.

В общеобразовательных школах, куда дети идут с 6 лет, в каждом классе учится по 30–40 человек. С ними работает учитель и его помощница. И учеба — это тоже жесткая дисциплина.

Каждое утро детям измеряют температуру, проверяют, нет ли у них насморка и кашля. И это не нововведение, пришедшее с пандемией, а единственный способ отсеять заболевших. Так как народу много, даже один ребенок с соплями — это большой риск. Если заразятся другие, учеба остановится, а это невыгодно. Но это все, что делают медицинские работники.

При этом уровень образования тут весьма посредственный. Первые 6 лет начальной школы дети занимаются по 4 тоненьким учебникам, а потом 3 года средней по 12, причем в них можно писать. В конце года эти книги выбрасывают. А тетради разрешают делить на два предмета: многие семьи не могут позволить себе купить отдельные для всех дисциплин. Из творческих занятий есть только музыка — там могут просто дать ребенку подудеть на флейте — без нот, без соблюдения ритма. Сложные предметы появляются лишь в старших классах — десятом и одиннадцатом. Но туда идут далеко не все — многие после 9 класса отправляются работать.

Родители в большинстве своем считают, что до 9-го класса ребенку нужно просто отсиживать уроки. Потом можно наконец напрячься и начать учиться, чтобы поступить в университет — конечно, в случае, если семья может себе это позволить. До этого никто даже не думает мучить ребенка домашними заданиями.

Учителя тоже не сильно напрягаются: они спокойно могут отменить урок из-за дня рождения, годовщины свадьбы или по какому-то другому «вескому» поводу. И учителей, как ни странно, можно понять: они получают сущие копейки, а нагрузка у них колоссальная.

Поэтому нет ничего удивительного в том, что и сейчас некоторые мексиканцы не умеют считать и читать.

Общий подход мексиканцев к детскому образованию простой: хочешь заниматься — занимайся. Не хочешь — не надо. Можно полгода поучиться в музыкальной школе, а когда станет трудно — уйти и заняться футболом: никто и слова не скажет. Это очень расслабляет детей, ведь они в итоге ни к чему не относятся серьезно. К тому же детям из небогатых семей не до творчества и хобби: совсем скоро им придется думать о том, как зарабатывать деньги.

Праздничные мероприятия в школах проходят не с таким размахом, как в России. На концертах ученики в лучшем случае поют простую песню и исполняют подобие танца: ручку вверх, ножку в сторону. Ни в садах, ни в школах стихи не учат, спектакли тоже не ставят.

Частное образование для богатых

Однако в государственную школу идут только те, кто не может позволить себе частную. Образование в последних действительно получше, но платить придется абсолютно за все. Учёба стоит дорого. Вот примерные траты: вступительный взнос — 8000 песо (около 24 тысяч рублей), ежемесячная плата — 4–6 тысяч песо (12–18 тысяч рублей). Еще 2–4 тысячи песо (6–12 тысяч рублей) понадобится, чтобы собрать ребенка в школу. Итого — в пересчете на наши деньги больше 200 тысяч рублей в год.

В начале учебного года родителям выдают список того, что необходимо купить (и где это сделать). Форму обычную и спортивную — обе по образцу, кроссовки и обувь — тоже конкретные. Рюкзак, тетради, цветные карандаши, ручки, даже ластики — все должно быть строго определенной марки, и чаще всего с символикой школы. Во многих школах даже куртку свою носить нельзя. Ребенок потерял джемпер? Что ж, купите новый — но тоже со школьным гербом. К праздникам в частных учебных заведениях тоже готовятся заранее: шьют для детей дорогущие костюмы у портных.

Частная школа в Мексике — это путевка в жизнь, возможность поехать по обмену учиться на каникулы в другую страну и после поступить в заграничный университет. Учиться в университетах в Мексике попросту бессмысленно.

Именно социальное расслоение оказывает самое большое влияние на мексиканскую систему образования. Даже сейчас, в XXI веке, в государственных школах, по сути, выращивают дешевую рабочую силу, которая потом будет работать на тех, кто может позволить себе частное образование и прочие радости жизни.

Все новости